Юрий БОГОМОЛОВ

Постсоветская реальность в сравнении с советской — лабиринт отношений, утыканный засадами и тупиками. И личных, и общественных. В сериале Алексея Смирнова «Садовое кольцо» отразилась жестокая смута новейшей реальности.

Претензии к сериалу его критиков – это претензии к самой реальности.

Усилиями нескольких поколений страна пережила безвременье советского морока.

Сталин-Зевс проглотил Хроноса. Потом, умирая в луже собственной мочи, оставив после себя море крови и горы трупов, отрыгнул не до конца переваренное Время, в котором мы теперь все вместе живем.

Это нам новое испытание.

Все более очевидным становится, что советский режим в известном отношении был службишкой, не службой.

Из безвременья мы вынырнули с гигантскими потерями. В том числе и такой материи, что называется «человечностью».

Об этом все чаще и острее говорят мастера культуры. Об этом говорил Балабанов. Об этом сказал в «Нелюбви» Звягинцев.

Между берегами обезображенного леса и урбанизированой реальности сгинул подросток, который в нелюбви был зачат и нелюбовью окружен.

Режиссер холодно и беспристрастно засвидетельствовал последний вздох человечности, предсмертный ее вскрик (у матери) и всхлип (у отца), последнюю ее конвульсию. Это когда родители потерявшегося ребенка увидели в морге обезображенный труп мальчика.

 

«Садовое кольцо» об этом. Но на другом житейском материале, с героями иного сословного уровня. В том смысле, что они повыше и, разумеется, побогаче. Пропавший мальчик постарше, обласканный, душевный… К маме хорошо относится. Сбегал в булочную, купил ей любимые круасаны перед тем, как… кануть из дома

Режиссер пристально вглядывается в лица своих персонажей, на которых густой слой лжи и фальши. Они не интересны, в чем-то ущербны. В молодости Толстой оговаривал для себя возможность не писать о неинтересных для него людях. «Я не могу знать, о чем думает корова, когда ее доят». Ему легко было возразить: но они же – человеки, а не коровы.

Классик ХIХ века писал о великой любви, которая связывает людей.

В ХХI веке, так уж случилось, мастерам культуры приходится обращать внимание на нелюбовь, которая на свой манер связывает людей. И, судя по всему, нелюбовь уже не феномен, а рутина. Довольно зловещая, судя по тому, что пришлось увидеть в сериале. Вот и не стало обручальным нам Садовое кольцо.

Как там в одной советской песне пелось: «Любовь кольцо, а у кольца начала нет и нет конца».

И у нелюбви в «Садовом кольце» нет конца.

Юрий БОГОМОЛОВ


продюсер анна новикова

Меня зовут Анна Новикова. Я продюсер этого сайта и член редколлегии журнала "Художественная культура". Доктор культурологии, художественный критик, профессор факультета коммуникаций, медиа и дизайна НИУ Высшая школа экономики, академический руководитель магистерской программы "Трансмедийное производство в цифровых индустриях".

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *