И хотелось бы думать, что идущий на платной платформе сериал «Домашний арест» — это кривое зеркало российской политики, сатира на нее, да не получается. Впрочем, если оно и кривое, то не более, чем сама российская политика.

В провинциальном, но очень русском карточном городке Синеозерске народ выбирает мэра. И, по заведенному на Руси обычаю, не в первый раз. Аркадий Борисович Аникеев держит речь перед двумя десятками избирателей. Она  энергична, наступательна: «Было сделано не мало, но предстоит сделать еще больше. Я очень хочу, чтобы наш город, наш с вами любимый Синеозерск, процветал. Поэтому я выдвигаю себя в мэры на новый срок». Сказал и поспешил к выходу. На летящие в спину ехидные вопросы журналистов отвечает резко, не оборачиваясь и, словно отстреливаясь. «Кто ваши основные конкуренты?» — «Мне некогда об этом думать. Слишком много дел» — «Когда вы озвучите вашу программу?» — «На днях, смотрите ее на сайте» — «А вас поддерживает губернатор?» — «Самое главное, что б меня поддерживал народ».

Народ встретил кандидата протестной демонстрацией, скандирующей: «Мэр – вандал!».

Мэр-вандал оказался еще и преуспевающим коррупционером. Его взяли с поличным в тот же день непосредственно в сортире. Мерой пресечения до суда стал домашний арест. Взяли по наводке вице-мэра, с одобрения губернатора и при попустительстве полпреда, который, надо полагать, поставил в известность об этом президента.

«Домашний арест» придуман Семеном Слепаковым. Считается он сатирическим. Хотя, почему он таковым считается, когда в изображении общественно-политических коллизий нет никаких преувеличений. Все одно к одному. В городе один порядочный человек, да и тот… феэсбэшник.

Господи, думаешь отсмотрев первые пять серий, как легко быть в нашей стране сатириком вообще, и Семеном Слепаковым в частности. Сатирик отец Федор плюнул и тоже, как все помнят «12 стульев», попал. У нас сейчас сама жизнь стала сатиричной: куда не плюнешь, обязательно попадешь в точку. И захочешь нашу действительность оклеветать, а не получится.

Семен Слепаков поведал Урганту Вечернему о некоторых сложностях работы над сериалом «Домашний арест». Дело в том, что артисту Александру Робаку надо было по роли поцеловать коррупционера в зад. Сняли пилот с этой сценой. Слепаков показал ее своему приятелю режиссеру Велединскому, как более опытному профессионалу. Тот возмутился:

— Ты с ума сошел. Это же серьезный косяк, на зоне это не поймут.

— Какая зона, при чем тут зона, дело происходит в сериале.

— Ну как… дело житейское. У Саши на зоне будут большие проблемы…

Узнав о возможных проблемах за колючей проволокой, артист Саша семь раз подумал и забастовал. Мне, говорит он, на зоне проблемы не нужны. Мы, говорит, в такой стране живем… Всякое может случиться. Кино – это творчество, искусство, а жизнь – другое.

Это он верно заметил. В том и дело, что дистанция между вымыслом и реальностью не так уж и велика, что мы на практике можем видеть достаточно подробно.

Так или иначе, а Слепакову без непристойного поцелуя никак нельзя было обойтись. Вся драматургия без него – коту под хвост. Или к черту, который, познакомившись с ней, обязательно бы указал автору на ее недопустимую бесконфликтность.

Вот почему пришлось сочинителю обратиться за консультацией к знающим людям. Вопрос о том, что может грозить актеру Робаку, если он, снявшись в этом эпизоде, попадет на зону, был вынесен на обсуждение сходки авторитетов, не всегда чтивших уголовный кодекс, но компетентных по части понятий, принятых в неправовом поле.

Обсуждение, ситуации вышло бурным. Выходцы из зоны – люди культурные, знающие и с большим жизненным опытом. Они вспомнили аналогичный момент в фильме Данелии «Не горюй». Прецедент, стало быть, есть… А тут еще кто-то из членов худсовета в законе с грузинским акцентом поинтересовался: «А обратку ваш герой дает?» — «Что значит «обратка»? – «Ну, это в переводе с фени на латинский – сатисфакция».

В переводе с латинского на цензурный русский понимать надо так: тот, кого унизили, должен сделать по меньшей мере очень больно тому, кто его унизил. Слепаков обрадовался: «Обратка» у нас есть». Кто уже посмотрел «Домашний арест», знают, что поцелованному в ж… целовавший в порядке сатисфакции сломал палец. «Мне отмщение и аз воздам», — сказал бы Лев Толстой Анне Карениной, изменившей мужу и не подумавшей над последствиями.

Почему пришлось задержаться на кухне творческого процесса? Потому что на кухне прозвучало ключевое слово «обратка». Именно оно самым исчерпывающим образом описывает то, что мы видим в отечественном медиапространстве.

Сегодня общение проходит на таком уровне, что страшно включать телевизор. Особенно, если обсуждается украинская тема. А она обсуждается почти круглосуточно на всех каналах. Там сплошные «обратки»

Вот свежий пример: ток-шоу «60 минут» (Россия 1)

http://vidachok.tv/tv-programs/tv_aktualno/216639-60-minut-dnevnoy-vypusk-01102018.html ( с 10-й минуты).

Рядом можно было бы посмотреть пародию на подобные дискуссии, представленную Comedy Club на YouTube. Пробуем пройти по ссылке https://l.facebook.com/l.php?u=https%3A%2F%2Fm.youtube.com%2Fwatch%3Fv%3D0uQH2_bEKOM&h=AT3sgr71Yy08VisNjBRFLUMHitc4bwKwXW7W3cCDtLWGmljUvGKlR8Y8y8WuluR8V7fp-zzzI-Q9I5bk7A1MuWCcSPk9G2H95TZsaP8H7Nv1d5tZt1wDa4k46h-RtfviSblwc2JA3FF8DEP-xUaNJcFG и натыкаемся на черный прямоугольник, на котором писано белым по черному следующее: «Видео недоступно. Пользователь, загрузивший видео, запретил его просмотр в вашей стране».

То есть в нашей стране запрещено смотреть это видео, видимо, по причине порочащей честь и достоинство отечественных политиков.

Впрочем, спасибо журналистке Елене Рыковцевой, она сумела добраться до видеозаписи и выложила ее на фейсбуке. https://www.facebook.com/elena.rykovtseva/videos/887495658119245/?t=53 .

Самое интересное, что пародия датирована на YouTube июлем 2016-го года, а прошла в эфире ТНТ несколько раньше – в 1913-м году. То есть то, что пять лет назад еще воспринималось как дикое преувеличение, ныне смотрится как всего лишь как плагиат.

И если сериал «Домашний арест», можно сказать, оказался всего лишь «под подпиской о нераспространении», то пародийное ток-шоу Komedy Club отправлено под строгий домашний арест без кавычек.

***

В одной из омских колоний заключенный с закрытой формой туберкулеза пожаловался на скверную еду, сырость и заразный грибок в камере. Начальство почувствовало себя оскорбленным и предприняло меры. Дальше следует рассказ зэка о том, как оно отстаивало свою честь:

«Мне подставили подножку, и я упал на матрас, на голове у меня была наволочка, чтобы я никого не видел. Мне раздвинули ягодицы, сказали: „Придется тебя изнасиловать. Жалобы писать любим?». Сам собой отпал вариант с поцелуем в задницу.

Насиловали его посредством электропровода, загнанного в ж…, подсоединенного затем к гениталиям. Это уже обратка, (сатисфакция). Человек потом несколько недель мочился кровью и вообще не чувствовал себя человеком.

(https://mbk.sobchakprotivvseh.ru/suzhet/pridetsya-tebya/)

Все эти сатисфакции ускользнули от внимания наших главных телеканалов. У них такой принцип: когда ответить им нечего и нечем, то предпочитают играть в молчанку. А если уж совсем нельзя умолчать, то это надо заболтать, погрести под жирным слоем аудиовизуального мусора и риторического вранья.

Юрий БОГОМОЛОВ


продюсер анна новикова

Меня зовут Анна Новикова. Я продюсер этого сайта и член редколлегии журнала "Художественная культура". Доктор культурологии, художественный критик, профессор факультета коммуникаций, медиа и дизайна НИУ Высшая школа экономики, академический руководитель магистерской программы "Трансмедийное производство в цифровых индустриях".

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *