Анна НОВИКОВА               

Из книги «БОЛЬШОЙ ФОРМАТ: экранная культура в эпоху трансмедийности» 

Часть 1. Об артхаусном сериале как школе «эмоционального капитализма» читать  

 

Часть 2 

В терапевтической культуре, инструментом которой становится современный западный сериал, неспособность соответствовать ожиданиям окружающих, провал, отклонение от нормы (например, измена, предательство, асоциальное поведение, даже убийство) не получают моральной оценки. Такое же отношение транслирует и современный сериал. В нем преступник предстаёт как жертва своего несовершенного Self, что рождает другое понимание ответственности, исключает морализаторство, но вовсе не мешает утверждению нормативности американского культурного сценария жизни и успеха. Метафорой несовершенного Self часто становится «вселенная сериала».

Истории, взламывающие границы привычного, меняющие представления о нормальном и допустимом, часто начинаются с рассказа об особенном мире закрытых сообществ, таких как верхушка церковной иерархии («Молодой папа»), филармонический оркестр («Моцарт в джунглях»), иранское поселение или стоянка египетских бедуинов («Сирены»). Отдельные сцены полны деталей и любопытных антропологических и бытовых подробностей. Наблюдение за ними, как за аттракционом-диковиной, вовлекает зрителя в игру, жонглирование визуальными образами и аллюзиями. Однако постепенно становится понятно, что проблемы «необычного» сообщества на самом деле универсальны и применимы ко всем и каждому.

Переключая восприятия зрителя с частного и аттракционного на общее и социальное, создатели сериалов используют, сред прочего, прием эстетического (съемочного, монтажного, компьютерного) переосмысления привычного пространства. Иногда для этого конструируется подчеркнуто ирреальное, гиперболизированное или фантазийное пространство: остров, полный загадок («Остаться в живых»), замок и его окрестностей («Аббатство Даунтон»), дворцы и парки Ватикана (съемки проводились в специально созданных художниками для «Молодого Папы» декораций, а не на территории Ватикана). В других случаях местом экранного действия становится знакомый зрителю город, показанный с непривычной стороны («Секс в большом городе», «Моцарт в джунглях»).Интересно выстроенные или нарисованные декорации, точно подобранный набор локаций, кадры, заполненные предметами, имеющими символическое значение, помогают зрителю погрузиться в события и переживания, ощутить эффект присутствия.

 

Кадры из сериала «Остаться в живых» (LOST)

Но особенно интересными для анализа представляются сериалы, в которых значимость локаций в повествовании вырастает до уровня персонажа. В этом случае  происходит «выплескивание» противоречий внутреннего мира героев и социальных конфликтов в пространство действия. Особенно это ощутимо в сериалах с фантастической составляющей, где место обожествляется до такой степени, что начинает диктовать свои условия, как в сериале «Lost» или «Твин Пикс». Обладающее энергией и волей мифологизированное пространство овладевает героями, управляет их действиями и меняет течение времени. Самым высоким уровнем такого рода метафоры становится «вселенная сериала».

Кадр из сериала «Сирены»

Действие во вселенной может происходить не в одном месте, а в разных. Отдельные локации могут быть подчеркнуто непохожи друг на друга и противоречивы, однако события в них развиваются по общей логике, отличающейся от логики повседневности, и их характер определяется характером доминирующего конфликта.

«Вселенная» не считается обязательным условием сериального повествования, как не обязательна она и для романной формы в ее традиционном проявлении. Генетически связанное с эпосом и  жанром фэнтези (например, Средиземье во «Властелине колец»), понятие «вселенной» утвердилось в культуре комиксов («Вселенная Marvel» и «Вселенная DC», где разворачивается большинство историй, издаваемых производителями комиксов). Разработка концепции «мультивселенной», «совместной вселенной», начатая в 1960-е годы, позволила сценаристам создавать несколько вымышленных вселенных, которые не накладываются друг на друга, а существуют параллельно. Истории, происходящие на Земле, дополняются историями, разворачивающиеся в фантастических мирах. Оставаясь, в первую очередь, маркетинговым инструментом, позволяющим объединять под единым брендом различные продукты, «вселенные» форматирует отдельные нарративы, превращая совокупность малых форм в большую.

Однако выход сериального формата на новый художественный уровень, произошедший в конце ХХ века, привел к том, что эстетическая нагрузка на «экранную вселенную» значительно возросла. Погружение в вымышленный мир, оставаясь формой эскапизма, одновременно дает терапевтический эффект. Принимая фантастический мир сериала, похожий на сновидение, полное ужаса, гротеска, экзотики (как, например, в «Игре престолов») зритель примиряется с деструктивностью мира и экзистенциальными проблемами внутри себя.

Кадр из сериала «Игра престолов»

Инаковость, поднимаемая на уровень метафоры, — достаточно типичный прием для искусства. Он восходит к языческим культам, античности и карнавальной традиции. Например, мотив превращение в русалку (сериал «Сирены») (как и в других мифологических персонажей – оборотней, ведьм и т.п.) многократно использовался мифологии,  литературе, кино, а теперь и сериалах сериалах.

Заставка сериала «Сирены». Главная героиня

Но в каждом случае этот прием воспринимается по-разному, в зависимость от контекста. В лишенной воды израильской пустыне женщины-русалки становятся символом  неразрешимого клубка конфликтов, в которые погружено Self  современного человека, балансирующего между религиозным и светским, восточным и западным, новаторским и архаичным. Стремящаяся к совершенству и непротиворечивости героиня (американизированная женщина-полицейский) в конце первого сезона вынуждена признать несводимость себя к шаблону и уйти в иррациональный подводный мир вслед за дочерью, только начинающей ощущать связь сексуальности и смерти.

Выпуская «внутренних демонов» зрителя на экран, создатели сериалов  задействуют  механизмы, описанные З.Фрейдом. На поиски инструментов их компенсации направлена большая часть терапевтических практик массовой культуры, в которые так органично вписались сериалы.


продюсер анна новикова

Меня зовут Анна Новикова. Я продюсер этого сайта и член редколлегии журнала "Художественная культура". Доктор культурологии, художественный критик, профессор факультета коммуникаций, медиа и дизайна НИУ Высшая школа экономики, академический руководитель магистерской программы "Трансмедийное производство в цифровых индустриях".

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *