Юрий Богомолов

ЗАМЕТКИ ГУМАНИТАРИЯ на полях общественно-политической жизни

«Ненастье» Сергея Урсуляка – сериал двойного назначения: общечеловеческого и пропагандистского. Хотел автор этого или не хотел, но так уж получилось.

Сериал как маркер

Через запятую после окончания последней серии «Ненастья» в эфире канала «Россия 1» началось ненастье без кавычек. Визг, крики, клекот оскорблений – это Владимир Соловьев с командой пикейных патриотов бросились в атаку на 90-е годы, материализовавшиеся для них в либерале Борисе Надеждине, который давно уже на подобных шоу исполняет роль боксерской груши.

«Груша» время от времени пытается возражать, но тогда пикейные эксперты совершенно звереют; в этот момент телекартинка напоминает по градусу остервенелости тот эпизод из сериала, где «афганское братство» зачищает с особо сладострастной жестокостью стихийный рынок, круша дубинками товары и головы их хозяев.

С не менее сладострастной риторической озлобленностью щеголяло и «экспертное братство» Соловьева. В чем только не обвинялся корпулентный представитель либералов… В ограблении народа с последовавшим его обнищанием, в предательстве национальных интересов, в демографической катастрофе и во всех прочих бедах, включая трагические судьбы тех, кто уцелел после афганской бойни.

СССР развалил тоже он, Надеждин.

Что примечательно, в этой осатанелой хуле не были задействованы создатели сериала. Скорее всего от того, что Соловьеву и его присным сериал был неинтересен, несущественен как художественное сочинение; им он был важен как маркер ненастья в истории России от сих до сих — от ухода Горбачева и до расставания с Ельциным. А до этого и после этого, надо полагать, было счастье.

К сожалению, авторы дали для такого толкования некоторые основания. Прежде всего тем, что четко оградили время жизни своих героев 91-м и 99-м годами. Хотя в романе развязка происходит в 2008-м году.

Есть к этому сюжету отдельное предуведомление в виде повторяющихся флешбэков: герои, застрявшие в 1985-м, в горах под прицелами моджахедов в ожидании спасительных «вертушек».

Афганский эпизод дал лишний повод экспертам в студии поднять тему праведности некогда непопулярной войны.

В тот «Вечер Владимира Соловьева» многое удалось его участникам: демонизировать первое постсоветское десятилетие, мифологизировать советский образ жизни и оправдать афганскую войну, под «грузом 200» которого и надорвалась великая держава.

Впрочем, на последнее противоречие российские пропагандисты стараются не обращать внимание. И понятно почему: они живут в мифологизированном мире, непротиворечивость которого время от времени берется, все-таки, под сомнение.

Мастера культуры возражают

«Агора» тоже не смогла пройти мимо «Ненастья». Ее ведущий Михаил Швыдкой зазвал на свою площадку граждан, разбирающихся в той или иной степени в искусстве. И что особенно важно, среди приглашенных оказалось двое имеющих отношение к созданию сериала. Во-первых, автор романа, по мотивам которого состоялась телеэкранизация, Алексей Иванов, во-вторых, артист, сыгравший одну из главных ролей, Александр Горбатов.

Последний, как признал ведущий в порядке шутки, стал украшением программы.  В шутке оказалась изрядная доля истины: актер – статен, скромен, хорош собой, молчалив; вежливо уходил от ответов на философские вопросы ведущего. Но писатель смело вступил в заочную полемику с самим Соловьевым по поводу 90-х. Тот их назвал «дикими», а Алексей Иванов их признал «созидательными», подчеркнув, что афганское дружество возникло как общественная организация. И только позже трансформировалось в полукриминальную структуру, а на политическую сцену вышел народ со своими «дворовыми ценностями».

Такая авторская трактовка, видимо, была несколько неожиданной для Швыдкого и шла вразрез с официальным пропагандистским трендом. Ведущий спорить не стал и предоставил слово историку Николаю Сванидзе и, наверное, пожалел, что пригласил Колю поучаствовать в дискуссии. Николай Карлович с порога объявил, что сериал стал «поводом для атак на 90-е», и, что сегодня они стали главными мишенями для федеральных каналов. Помимо, разумеется, тех, коими последние годы являются Украина и Штаты.

Вадим Абдрашитов внес важное уточнение: народ, что представлен на экране, в основном силовики на низовом уровне, предпочитающие жить «по понятиям» о справедливости. Последнее обстоятельство стимулировало превращение общественной организации афганцев в криминальную, получившей гордое имя – «Коминтерн».

В заключение «Агоры» было выражено сожаление, что так и не удалось поговорить о самом телепроизведении. Особенно жалко стало, что так и не удалось заслушать начальника транспортного цеха – кинорежиссера Сергея Урсуляка.

Свой среди чужих

Хотя разве сам сериал с его настроением, с его сюжетными и визуальными мотивами не является достаточно прозрачным высказыванием.

Его главный герой Герман Неволин (Александр Яценко), словно иноземец среди «афганцев», чужой среди своих. Недаром к нему прилипла кличка «Немец». Он, чтобы наладить по-человечески свою жизнь там, в 90-х, совершает преступление: грабит инкассаторскую машину. Как уже в наше время героиня другого сериала Марина («Обычная женщина» Бориса Хлебникова) тоже пошла на преступление. И тоже, чтобы зажить по-человечески. И обычные граждане чувствуют себя загнанными в угол, как крысы.

Нечто похожее, видимо, испытал Сергей Урсуляк после того, как в эфире, прошел сериал, утилизированный госпропагандой и непринятый либеральной публикой. Это тот случай, когда человек оказывается чужим среди своих и своим среди чужих.

Но, если постараться внимательнее вглядеться в картину, развернутую авторами, то можно догадаться, что она не только о минувшем времени, но и о сегодняшнем дне. Понятно же, что ненастье ни для героев сериала, ни для России в целом не закончилось в 1999-м году с уходом Ельцина. И не закончится оно в 2018-м.

И, кто скажет, когда общество сбросит с себя плотный морок телепропаганды, и российское ненастье сменится солнечной погодой…

 

 

 

 

 

 

 

 


продюсер анна новикова

Меня зовут Анна Новикова. Я продюсер этого сайта и член редколлегии журнала "Художественная культура". Доктор культурологии, художественный критик, профессор факультета коммуникаций, медиа и дизайна НИУ Высшая школа экономики, академический руководитель магистерской программы "Трансмедийное производство в цифровых индустриях".

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *