Юрий БОГОМОЛОВ

ЗАМЕТКИ ГУМАНИТАРИЯ на полях общественно-политической жизни

Судя по некоторым косвенным признакам, работа на телевидении в последнее время становится все более нервной и, похоже, небезопасной для психики популярных медиазвезд. Еще сравнительно недавно для сохранения их душевного равновесия

довольно было аптеки при телецентре. Теперь им, смею предположить, не обойтись без специализированной клиники, наподобие той, что представлена в сериале «Доктор Рихтер».

Две вещи несовместные

Мне и первый сезон «Рихтера» пришелся по душе. А второй – еще и по уму. Конечно, наш Рихтер не так сдержан в отношениях с коллегами и особенно с пациентами, как его американский предтеча из «Доктора Хауса». Наш доктор, пожалуй, чересчур раздражителен, резок и желчен. Но в остальном – такой же безошибочный гений распознавания неврологических и инфекционных недугов, как и его заокеанский коллега. Оба они в своем деле большие доки, как и мистер Холмс – в своем. Все они детективы. В одном случае расследуется дело, в другом – тело. И амплуа прочих действующих лиц примерно такие же. У каждого мед.детектива есть свой доктор Ватсон. Есть и преступники типа Мориарти. Как правило, это вирусы, что норовят залезть человеку в подкорку с целью лишить его жизни.

Впрочем, в отечественном детективе-медике можно обнаружить и русские корни. В Рихтере есть некоторое сходство с известным литературным нигилистом Базаровым. Тоже, между прочим, доктором. И тоже затаившимся гуманистом.

Кадр из сериала «Доктор Рихтер»

Девиз Рихтера: диагностика и этика не совместимы. По ходу сериала выяснилось нечто большее: честная диагностика человечнее сентиментальной этики.

Есть и плохая новость. Когда подробнее знакомишься с вымышленными героями, понимаешь, что гению ужиться с посредственностью еще труднее, чем со злодеем. И еще мучительнее ему уживаться с самим собой. Рихтер (Алексея Серебрякова) ненавидит себя еще больше, чем любого другого недруга. Отсюда, видимо, и его повышенная, вызывающая раздражительность.

Сколько бы из серии в серию хромой диагност не доказывал свою профессиональную эффективность, каждый раз он снова и снова сталкивается с недоверием со стороны окружающих, с нежеланием прислушаться к его мнению и с желанием доказать обратное, посрамить или, по крайней мере, поставить его на место.

На свое место в восьмой серии поставил всех Рихтер. Он на пару дней отъехал в Питер на научную конференцию, а в клинику поступил больной, которого свалил приступ, природу коего без главного диагноста никто не мог распознать. Он смог это сделать по ходу сессии телефонных консультаций. Причиной причин была биполярность.

Пациент Рихтера оказался лихим журналистом-расследователем. Его повседневная жизнь – цепь бесконечных и опасных приключений. Это жизнь, когда маниакальная активность днем сменялась парализующей волю депрессией по ночам. Он скрывал болезнь и лечил ее не теми препаратами. А главная его драма состояла в том, что жажда опасности стала своего рода наркотиком. И не понятно, как бы долго продолжалась его адреналиново-депрессивная гонка за смертельной опасностью, если бы он не влюбился. Он попытался сменить образ жизни и стать другим человеком. И не смог.

Смогли другие. Те, кто работают медиазведами на ТВ, где повседневная ложь в эфире и манипуляции с подсознанием миллионов граждан обретают свойства наркотического яда. Их разносчики травят других и заражаются сами.

Симптомы отравления

На Первом Кузичев и Стриженова показали видео из северо-двинской школы, где учительница бьет скалкой учеников то ли за неуспеваемость, то ли за плохое поведение. Бьет буднично, без особого вдохновения, объясняя ребенку, что рукой не надо защищаться – будет больнее. (https://www.1tv.ru/shows/vremya-pokazhet/vypuski/evromaydan-pyat-let-spustya-vremya-pokazhet-vypusk-ot-21-11-2018 )

Действительно, порка выглядит не такой уж и болезненной. Не такой, как если бы мальчиков и девочек, били бы палками по пяткам. Как это практиковалось в читинской колонии с идеей перевоспитания зэков. На сей счет тоже есть видео, которое ведущие не рискнули показать. Ведущие были благодушны, и один из них напомнил, что такое наказание было разрешено в Британии. Кузичев брезгливо поморщился: фу, как это противно… Стриженову покоробила неосторожность учительницы, которая, должна была бы знать, что ученики все при мобильниках и легко могут запечатлеть экзекуцию, а потом выложить ее в Интернете. Мол, если б не Интернет с мобильником, тогда другое дело… И тут же стала уточнять на тот случай, если кто-то посмеет ее высказывание вырвать из контекста.

Ох, уж этот «контекст». Такая стандартная отмазка чиновников всех мастей, когда их ловят на слове, которое не воробей. Они и не подозревают, что их оговорки и проговорки – это отражение их собственной биполярности, которая означает ни что иное, как роковое дерби: подсознание vs сознание. В последнее время первое нередко побеждает. И тогда лишний раз становится понятно, что пропаганда несовместна с этикой. Таков, как принято говорить, медицинский факт.

Пока что мы наблюдаем симптомы травматичного расстройства. На публике – маниакальная активность. А как там, за стенами съемочных павильонов и в стенах их собственных домов они выглядят, мы не знаем. Не мучаются ли они бессонницей, не впадают ли в депрессию, не стараются ли заглушить ее алкоголем или чем-нибудь покрепче? Или что-то в том же духе, как это случилось у вымышленного пациента вымышленного доктора Рихтера. Об этом можно узнать только от родных и близких.

Да это ж совсем другой человек…

От мамы Владимира Соловьева мы узнали (шоу «Привет, Андрей»), что ее сын еще во младенчестве возмечтал стать Петром 1. И ведь почти им стал, если судить по его осанке в ночных ток-шоу, где он весь как божия гроза, когда обличает Штаты и особенно Украину. И особенно антисемитизм в Украине, правительство которой возглавляет человек по фамилии Гройсман.

В полемическом запале телепублицист сильно перебирает. Иногда настолько, что кажется, глядючи на пламенеющего ненавистью этнического еврея Соловьева, самым радикальным сионистам, ничего не остается, как стать инстинктивными антисемитами.

Руководство ВГТРК, видимо, догадалось, что образу огнедышащего в сторону Запада дракона не достает некоторой человечности. Для начала его сделали гостем слащавого шоу «Синяя птица», где Дра-дра попросту, без чинов, но на правах старика Державина, благословляет юных риторов на служение Отечеству.

Начальству показалось, что этого мало. И тогда ему организовали бенефис в шоу Андрея Малахова. «Да это совсем другой человек»,— спел бы Высоцкий, глядя на поющего Соловьева в дуэте с мамой про осень прозрачную.

Владимир Рудольфович представил и своего сына-школьника, так похожего на папу. И сын хотел бы стать телеведущим. И зовут его Владимиром. Стало быть, Владимир Владимирович.

— Естественно, я не мог назвать его Дмитрием Анатольевичем, — вставил довольный папа.

Все засмеялись. Шутка-то двойного назначения. Одному начальнику польстил. Другому – схамил.

Как ни старался Соловьев выглядеть ироничным и человечным в предложенных пересахаренных обстоятельствах, фокус не удался. «А он – тот же самый», — допел бы Высоцкий. Раздвоение личности никому не дается даром. А кому оно удается, того подкарауливает самая тяжелая расплата.

Заразная эта штука – биполярность. Видимо, инфекционная. Распространяется путем вдыхания телевизионного эфира.

Когда-то другим человеком казался Дмитрий Киселев. Другим был Андрей Норкин. Все будут смеяться: совсем другими помню Сергея Брилева и Петра Толстого.

Доктора Рихтера на них нет.

 

 

 


продюсер анна новикова

Меня зовут Анна Новикова. Я продюсер этого сайта и член редколлегии журнала "Художественная культура". Доктор культурологии, художественный критик, профессор факультета коммуникаций, медиа и дизайна НИУ Высшая школа экономики, академический руководитель магистерской программы "Трансмедийное производство в цифровых индустриях".

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *