Анастасия ФОЛОМЕЕВА

«Милосердие» еще один эксперимент Театра.doc, который ищет возможности для разговора о прошлом в документальном театре. В этот раз режиссер Анастасия Патлай и драматург Нана Гринштейн перенесли на сцену исследование о роли женщин во время Первой мировой войны. Что они чувствовали, о чём думали, какие стихи писали и почему так хотели на войну?

Медиум между документом и зрителем

Обращение театра к истории и темам памяти – это возможность поговорить о сложных, порой, травматических эпизодах прошлого, установить доверительный контакт между зрителем и документами, успевшими затеряться в архивах. Эффект присутствия и непосредственной близости к трансляторам документов провоцирует не только на мыслительную работу, но и помогает настроить эмоциональную связь с чужим предельным опытом.

Фотографии: Дмитрий Фарнетти

Полузабытое прошлое

До нас дошло много свидетельств о Первой мировой войне. Тем не менее, заслонённая более близкими к нам потрясениями она редко становится предметом внимания публичного пространства. Из недавних упоминаний этой темы в театре – спектакль «1914» Роберта Уилсона, а в России – «19.14» Александра Молочникова. Оба спектакля строятся на эффектах спектакулярности и представляют, скорее, генерализирующий взгляд на событие. Авторы же “Милосердия” попробовали средствами документального театра поработать с коллективной памятью о полузабытой войне через частную историю, дать слово людям, которые стали свидетелями этого исторического события.

Про что?
Сёстры милосердия Анна Жданова и Юлия Буторова рассказывают о жизни во время Первой мировой войны. Их дневниковые записи от 1914-1916 гг. легли в основу пьесы. Война стала эпохальным событием в жизни женщин. Теперь, кажется, они готовы отказаться от всего – только бы попасть в эпицентр боевых действий.

И про это?

Жизнь на войне – это не только звуки бомбежки, перевязки раненых, спешные похороны. В “мирные” дни из палат доносятся веселые крики, разговоры о жизни, пересказы идей Ницше, признания в любви, левые идеи. Жизнь продолжается, “идёт снег”. Этим эвфемизмом Анна Жданова обозначает в своем дневнике длящиеся отношения или секс.

Героини
Анна, сестра Андрея Жданова, члена Политбюро, известного составлением расстрельных списков, работала в лазарете и служила шофёром на Юго-Западном фронте. В годы Гражданской войны продолжила службу.
Юлия, правнучка Дениса Давыдова, героя войны 1812 года. Служила сестрой милосердия в передовом санитарном поезде Красного Креста. В 1918 году бежала от большевиков в Финляндию.

Фотографии: Дмитрий Фарнетти

Предыстория

Разговор о прошлом требует серьёзного исследования, которое может состоять из нескольких этапов:

  1. Михаил Колчин, исследователь проекта, нашел в Казанском архиве дело цензора Лопаткина, заведенное по жалобам журналиста, который подслушал в трактире, что цензор разбалтывает содержанию частной переписки (Лопаткин был оправдан).
  2. Параллельно команда спектакля заинтересовалась письмами, которые во время Первой мировой войны были задержаны цензурой и никуда не отправлены (около 500 тысяч таких писем хранится в московском архиве, а часть из них опубликована в книге А.Б. Асташова «Письма с войны 1914-1917»). В письмах повторялись сюжеты про проституцию на войне и сестёр милосердия (и того, какую еще роль они играли на войне).
  3. Авторы стали  искать “женские” эго-документы, Михаил Колчин нашел статью историка и к.и.н. Ульяны Куляниной (г.Сызрань) о гендерной проблематике сестер милосердия Первой мировой войны на примере дневника Юлии Буторовой.
  4. По просьбе исследователей Ульяна Ивановна отправила сканы дневника и писем Буторовой. Почерк нелегко поддавался расшифровке, в тексте пьесы драматург сохранила пометки “неразбочиво”, которые символизируют “физическую сложность достижения прошлого” (Варвара Склез). Дневник Анны Ждановой можно найти на портале “Прожито”.

 

Документы

Кроме дневников Юлии Буторовой и Анны Ждановой в пьесу включены:

  • классификация писем военного цензора (как вы думаете, какой процент корреспонденции в отчете прошел цензуру с пометкой письма “с патриотическими чувствами”? – подсказка: не патриотически скромный);
  • письма, которые не прошли цензуру. Среди них: обращение солдата к императору (о чем мог просить рядовой служащий?); советы, как не услышать на медицинское комиссии обрекающее “годен в строй!” (достаточно удалить … — а дальше догадывайтесь, что и сколько);
  • исследования женской сексуальности начала XX века;
  • приказ армейского генерала, разъясняющий вред половых связей во время войны.

 

Многоголосие тем

“Милосердие” – полифонический спектакль. Можно говорить о нем в контексте гендерной проблематики. Тогда Первая мировая война становится значимым событием в истории эмансипации женщин.

Другой разговор – о насилии и масштабах той войны, материальном положении служащих и неэффективности государственного управления.

Третий голос –  женский рассказ о войне от первого лица. В своих дневниках Анна и Юлия откровенно пишут о своих переживаниях, любовных историях, страстном желании отправиться на фронт в качестве солдатки.  Девушки сожалеют о том, что война скоро может закончится (когда еще в жизни они смогут сделать что-то настолько значимое!) Милосердие начинается с разговоров по душам с ранеными, проявления любви и ласки. Крайней, экстремальной его формой становится готовность рисковать своей жизнью, чтобы помочь соотечественникам, которые десятками умирают у них на глазах.

Фотографии: Дмитрий Фарнетти

 

Анахронизмы

В тексте есть несколько вставок из современности, которые органично продолжают гендерную проблематику. Одна из них — вырезка из репортажа о пятерых девушках, которых отказались брать в армию. Военкомат назвал поведение девушек “агрессивным феминизмом” и напомнил об их первоочередной роли.

Переосмысление гендерных ролей началось еще в начале XX века и продолжается до сих пор.

Формат

Проблема работы с документальными материалами заключается в том, чтобы найти художественный язык, подходящий для рассказа о сложных темах. И работа режиссера в подобных проектах – это всегда эксперимент с возможностями театра, выход в “междисциплинарное поле”. “Милосердие” – вторая работа, которую Анастасия Патлай делает в соавторстве с композитором Кириллом Широковым и артистами театра голоса “Ла Гол”: “У меня есть ощущение надругательства над документом, когда его драматически исполняют. Но избежать драматического исполнения я не могу”. Музыкальная партитура-инструкция спасает документальный текст от интерпретации и создает возможность для представления письменной речи как органично звучащей мелодии из букв, звуков, слов. Работа с музыкой и голосом дает исполнителям и зрителям возможность сохранить временную дистанцию между “нами сегодня” и событиями, которые были сто лет назад. Неестественная для современности стилистика дневников и писем перестаёт быть преградой для понимания их содержания.

Фотографии: Дмитрий Фарнетти

Сила звука

Сьюзен Сонтаг в работе “Смотрим на чужие страдания” пишет о том, что к середине XX века происходит обесценивание не только категории смерти, но и жизни. Мы перестаем воспринимать словесные описания или изображения ужаса, страха. Это связано, главным образом, с тиражируемостью этих образов. С другой стороны, человек может выстраивать психологические механизмами защиты.

Кажется, что музыка в “Милосердии” служит для того, чтобы преодолеть эту дистанцию. Корябающий, страшный, пилящий (Кирилл Широков точно прочувствовал предельный опыт свидетелей войны) звук проходит насквозь, от него нельзя спрятаться, и на телесном уровне зритель хочет-не хочет, пропускает через себя эту тему.

 

PS

Удивительно, каким пророческим оказалось предыдущие высказывание авторов «Милосердия». Спектакль “Кантград” (Театр.doc, 2016) нащупал проблемную тему идентичности жителей Калининграда, которая стала очевидна и для них самих в связи с последними перипетиями вокруг Калининградского аэропорта и имени Канта.

Не хотелось бы проверять, отзовётся ли в сегодняшнем дне “Милосердие”. Мы готовы поверить авторам на слово в то, что это очень точное высказывание.


продюсер анна новикова

Меня зовут Анна Новикова. Я продюсер этого сайта и член редколлегии журнала "Художественная культура". Доктор культурологии, художественный критик, профессор факультета коммуникаций, медиа и дизайна НИУ Высшая школа экономики, академический руководитель магистерской программы "Трансмедийное производство в цифровых индустриях".

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *