Мастер-класс Томаса и Марио в театре «Школа драматического искусства» на Поварской» (фото А. Перевалов)

«Благодаря тому, что делал с актерами Ежи Гротовский, они на «молекулярном» уровне изменили свою психику и физику. Сегодня его ведущие ученики Томас Ричардс и Марио Биаджини – это вообще люди из будущего».
(А. Перевалов)

 

 

 

20 лет назад ушел из жизни великий польский режиссер Ежи Гротовский. Примерно в этом же самое время в Украине была создана актерская школа, которая объявила о своей приверженности идеям Гротовского и Анатолия Васильева. Руководил этой школой ученик Васильева — режиссер и педагог Андрей Игоревич (Анжей) Перевалов. Обе концепции — «игрового» и «бедного» театров были взяты им за основу исследований актерского искусства и человеческих возможностей. Помогало ему в этом образование психолога.

В январе 2019 года в Санкт-Петербурге на Новой сцене Александринского театра для магистров Российского государственного института сценических искусств  прошел мастер-класс Перевалова «Введение в игровой театр». Профессор РГИСИ Николай Викторович Песочинский представил Перевалова молодым театроведам и режиссерам, как «ученика Анатолия Васильева, подвижника игрового театра, вот уже более 20 лет последовательно развивающего «Метод игрового театра», в том числе на основе концепций Гротовского и на базе созданной Переваловым в 1998 году  актерской школы».

Режиссерско-актерский курс Васильева в ГИТИСе, на котором учился Перевалов, начиная с 1988 года, был полем для подробного практического формулирования метода игрового театра, а театр Васильева на Поварской — местом встречи с практикой Ежи Гротовского и его учеников. Такая концентрация театральной Мысли в пространстве одного театра — «Школы драматического искусства» могла привести к созданию современной теории театра, подобно тому, как это было сделано Станиславским в начале 20 столетия.

Ученики на встрече с мастером. Май, 2014 — Анатолию Васильеву 72 года (фото А. Безукладников)

Однако, несмотря на высокую творческую активность Васильева в создании спектаклей, Метод так и не был сформулирован как система в едином источнике, не популяризирован в русском театре и театральном образовании ни тогда, ни позже. Можно предположить, что причина этому – вынужденный отъезд Васильева из России в 2006 году и, в результате, «брошенность» Метода. Сегодня тех, кто серьезно продолжает исследование, можно сосчитать на пальцах одной руки, при том, что до 2006-го года многие — от театральных деятелей до высокопоставленных чиновников — питали надежду на то, что режиссер поделится своими театральными открытиями и сделает свои спектакли востребованными широкой публикой.

Анжей Перевалов – один из немногих, кто занимается методом игрового театра и его развитием, посвящая этому знанию всю свою творческую жизнь. Официальную дату начала экспериментальной деятельности Анжея Перевалова можно отнести к 1998 году, когда в стенах Одесской киностудии им была открыта Международная академическая школа актерского мастерства и режиссуры (МАША МИР).

МАША МИР, Одесская киностудия, Фрунзенский бульвар, Одесса, 1998 год

В 2001 году после посещения Рабочего центра Ежи Гротовского в Понтедере, Анжей направился в Индию, туда, где в 2000-ом году был развеян прах великого польского режиссера. В Индии он остановился в Ашраме Саи Бабы в Путтапарти, там состоялась его личная встреча со Святым учителем и, как говорит Анжей, «был открыта дверь в мир Человека». С этого момента началось движение А. Перевалова к собственной театральной концепции.

Индия, Путтапарти (фото А. Перевалов)

В 2014 году по приглашению Бориса Юхананова Анжей провел 7-дневный мастер класс для актеров и режиссеров Электротеатра «Станиславский». На итоговом показе этюдов присутствовал Анатолий Васильев и дал высокую оценку этому событию. 8 декабря того же года Анжей открыл Лабораторию практики игрового театра «Pereval_love» в Москве и сформулировал собственную театральную концепцию как PERFECTUS TEATRUM. Перевалов практикует соединение школы русского психологического театра и театра игрового метафизического. Основная тема многолетних исследований Перевалова – профессиональная и человеческая составляющие актера. Разработанная им система тренингов и погружений, философские и психологические поиски в ходе занятий и репетиций способствуют «взрывному» подключению любого участника к новой системе координат. Эта форма работы с актёрами, как отметила автор одной из статей Елена Миронова – «новация», резко повышающая возможности актера — как профессионала, так и человека.

Андрей (Анжей) Перевалов (фото В. Якушев)

Молодые студенты-театроведы и режиссеры имеют об игровом театре весьма неточную и скудную информацию, что это театр «концепций», а не людей, что актёр в нём не играет персонажа, а является «персоной игры», и его задача — не создавать художественный образ, а «вскрывать сущности». Однако эти знания не достаточны для того, чтобы понять как именно через «сущности» и «концепции» происходит работа с актёром и как в этом Методе создается спектакль. Поверхностные знания об игровом театре или их отсутствие, несмотря на мировую известность и титулованность его создателя, повсеместны в российских вузах и театрах. Как отмечает Анжей: «это может обернуться огромной потерей для теории и практики мирового драматического искусства!».

Мастер-класс в Электротеатре «Станиславский» в 2014 году можно назвать началом активной пропаганды Анжеем Метода и собственной театральной концепции. В течение 6 дней актеры и режиссеры ставили под руководством Анжея отрывки из трёх произведений: «Фьоренца» Томаса Манна, «Критик как художник» Оскара Уайльда и «Диалоги» Платона — тех произведений, по которым Васильев вначале 90-х работал с курсом Анжея в ГИТИСе. На седьмой день отрывки были сыграны, и состоялось активное обсуждение Метода.

Анатолий Васильев и Борис Юхананов на мастер-классе Анжея Перевалова (фото С. Санин)

Участников обсуждения явно вдохновила работа в концепции Перевалова, но и удивил тот факт, что четких принципов, законов Системы им уловить не удалось. Они не знают, как в дальнейшем использовать Метод. Один из участников сравнил этюдную работу в психологическом театре, где этюд строится на ситуации, с работой в игровом театре, где этюд строится на смыслах. Другой участник высказал предположение, что метода игрового театра, к которому стремятся «как к кубку Грааля», не существует вообще, есть непосредственная работа, в которой варятся ученики Мастера, и каждый из них, поварившись, начинает делать что-то свое в своем собственном методе.

Анжей соглашался и пояснял — чтобы получить то, что мы можем назвать кубком Грааля, нужно поменять самого себя, поменять подход к мастерству актера, как к ремеслу, принять условие, что наше искусство это, прежде всего — служение. Перевалов согласился с участниками обсуждения в той части, что методологические формулы еще не определены как некий постулат, как некая законченная схема. Возможно, никогда и не будут, таким образом, зафиксированы. Но это не отменяет их существования. Он пояснил, что в течение всех дней мастер-класса создавал обстоятельства, в которых участники начинали определенным образом взаимодействовать, увеличивали температуру мышления, необходимую для постижения заданных  текстов, создавали соответствующую этому уровню физическую и эмоциональную среду, что и привело к позитивному результату. Для того, чтобы двигаться в Методе и понимать его принципы, необходимо для начала быть вовлеченным в работу — через практику, постепенно открывать для себя законы игрового театра. Семь дней были только небольшим фрагментом, образцом такого движения, и не удивительно, что участникам не удалось сложить базис системы у себя в сознании. Недаром ученики Васильева тратили на это долгие годы.

Знание об игровом театре постигается только в практическом опыте и передается от учителя к ученику не путем объяснения ему теории, а путем организации драматического действия, в результате которого ученик личностно понимает основы и принципы. Даже когда Метод будет сформулирован в письменных источниках, нельзя будет использовать его, руководствуясь одной лишь теорией. Без практики и постоянного развития, периода адаптации знания к каждому конкретному человеку, без веры — он не работает.

Живой образ, пожалуй, любой системы, получив признание, с годами отвердевает, и у этого «памятника» тут же возникает «очередь с цветами» – людей, которые никакого отношения к этой системе знаний не имеют, но с энтузиазмом рассказывают обратное. И вот уже не то администратор театра, не то человек, походивший на месячный цикл лекций — мнят себя учениками Великого и «распространителями» Учения. Добраться до сути с каждым годом становится все сложнее. К тому же сам Васильев давно не дает мастер-классы в России (редкое исключение за все годы составили его мастер-классы в школе нового кино и пояснения, которые он давал на мастер-классе Перевалова в Электротеатре «Станиславский»), не консультирует и не переступает порог созданного им театра. «Как можно было потерять Школу, имея художественное руководство в Alma Mater», говорит Мастер, имея ввиду ситуацию в «Школе драматического искусства» после своего вынужденного ухода.

Участники мастер-классов Анжея Перевалова правы, когда говорят, что в результате передачи знания от учителя к ученику «у каждого ученика возникает свой метод». Но для этого ученикам необходимо «пить из чистого источника», чтобы заложить крепкий фундамент для собственного развития. Система, в которой воспитывается актер нашего времени, создает условия ошалевшего аматерства в актерском образовании – коммерческие вузы, бесчисленные «актерские» кружки и курсы. Не многие школы сохраняют и поддерживают театральные традиции, ведут свое начало от первых актеров и режиссеров русского театра, к таким относится и Школа игрового театра Анатолия Васильева. Система Станиславского стала фундаментом для Васильева, который получил Систему «из рук» Марии Осиповны Кнебель, а концепция Васильева в свою очередь стала фундаментом для формулирования концепции Перевалова. В любом случае, какую бы школу не выбрал начинающий актер или режиссер важно создать систему передачи знания – от учителя к ученику. Возникает четкая перспектива – человек получает образование из рук в руки у Мастера, который в свою очередь получил знание «из рук в руки». Во всех других случаях актеру приходится выкручиваться «как-нибудь», самостоятельно искать различные формы повышения квалификации, укреплять свои актерские позиции, а времени у него на это сегодня все меньше и меньше. Его спасают только собственные фантазия, амбициозность и наглость.

Школа игрового театра заслуживает пристального внимания и изучения – это будущее русского театра. Все, кто так или иначе занимались Школой, порой даже не имели достойных условий для развития идей своего учителя. Это положение дел необходимо исправить. Школа игрового театра продолжает жить и волновать пытливые умы тех, кто хочет видеть качественно новые пути развития современного театра, новые способы работы на площадке, другого уровня театральный продукт.

Гоша Ростовцев

Рубрики: События

продюсер анна новикова

Меня зовут Анна Новикова. Я продюсер этого сайта и член редколлегии журнала "Художественная культура". Доктор культурологии, художественный критик, профессор факультета коммуникаций, медиа и дизайна НИУ Высшая школа экономики, академический руководитель магистерской программы "Трансмедийное производство в цифровых индустриях".

2 комментария

Юрий Попов · 21.03.2019 в 15:01

Спасибо.

Гоша · 22.03.2019 в 00:23

Пожалуйста.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *