ЛАБОРАТОРИ АРТ-ЖУРНАЛИСТИКИ 

Надежда ПАВЛОВА

бакалариат журналистики ВШЭ

Все чащесовременное искусство не укладывается в сознании людей, поскольку рушит давно сложившиеся устои, предлагая новые способы выражения, иногда стирающие грань между произведением и реальностью. Яркой формой современного искусства является акционизм — представление, которое может начаться неожиданно прямо посреди обычной городской жизни. В этом случае важен не столько результат, сколько процесс создания и контекст происходящего.

Акционизм вызывает множество споров, поскольку творцы зачастую нарушают общепринятые представления об этике и морали, а иногда преступают границу закона и после выступлений отправляются на скамью подсудимых. Между тем художники пытаются привлечь внимание к общезначимым социальным и политическим проблемам. Где же заканчиваются границы допустимого, и когда акция перестаёт быть искусством и становится хулиганством?

Акция «Э.Т.И. — текст» прошла 18 апреля 1991 и была организована движением Э.Т.И. Четырнадцать молодых людей легли напротив мавзолея Ленина, образовав матерное слово из трёх букв. Один из организаторов акции — Анатолий Осмоловский —вспоминает, что пролежать они успели около 30 секунд, после чего мужчин? начала поднимать полиция. Однако этого времени хватило, чтобы снять несколько фотографий и сделать произведение достоянием общественности.

Акцию художники приурочили к вступлению в силу закона о нравственности, который вышел 15 апреля 1991 и запрещал ругаться матом в общественных местах. Однако это был не только протест против закона, но и совмещение двух противоположностей: Красной Площадикак символа столицы России (СССР) и нецензурной лексики.

Во время акции ничего не было уничтожено и разрушено, однако обвинить художников в дерзости нарушении этики можно. Но их жест и сама идея — совмещение, великого и маргинального, «высокого» и«низкого» — весьма интересна. Она демонстрирует, что между торжественным и обыденным граница не так велика.

Важно отметить, что во время акции художники не пытались взаимодействовать со зрителями. Да, они вышли на улицу, то есть оказались не в том месте, где мы привыкли видеть искусство (галерея, музей), но всё же они не пытались сделать зрителей участниками.

Получается, что это акция была высказыванием, имела контекстный смысл инарушала только моральные нормы и закон о нравственности.

Ещё одна акция на главной площади страны произошла 10 ноября 2013 года. Пётр Павленский прибил гвоздём свою мошонку к каменной брусчатке, после чего сидел и ждал задержания, которое вскоре и было проведено.

Художник приурочил акцию ко Дню полиции и заявил, что ее «можно рассматривать как метафору апатии, политической индифферентности и фатализма современного российского общества».[1]

В действиях Павленского действительно можно увидеть весьма простую метафору, того как люди лишают сами себя права выбирать и позволяют собой управлять. Здесь опять идёт совмещение «высокого» символа России и «низкой» человеческой апатии и половых органов.

Интересно рассмотреть акцию с моральной точки зрения. С одной стороны, голое тело в искусстве не ново, с другой раздеваться на улице средь бела дня аморально. Эта акция нарушает правила этики и закон правопорядка: Павленского привлекли за хулиганство. Про эстетичность действия можно спорить. При этом действия художника никому не повредили, и зрителей он к участию не принуждал, так что всё же это пока искусство, хотя многими оно будет оценено как аморальное и неэстетичное. Однако его действия хорошо иллюстрируют проблему социальной апатии и некий шарм опустошенности и бездействия.

Ещё один пример – акция Катрины Ненашевой «Не бойся» проходила в июне 2015 года. В течение 30 дней девушка ходила по Москве в тюремной робе, пытаясь взаимодействовать с людьми в обычном формате (сделать заказ в ресторане, купить продукты в магазине, устроиться на работу), и изучала их реакцию. В последний день соратница Анна Боклер сорвала с Катрины тюремную робу, под которой было чёрное платье, и обрила ее на лысо. Это происходило в двух шагах от Кремля, и девушек быстро задержали.

Своими действиями Ненашева хотела поддержать женщин, испытывающих проблемы с социализацией после выхода из мест лишения свободы, обратить внимание на то, насколько в этот момент люди беззащитны в огромном, чёрством мире

Эту акцию нельзя обвинить в аморальности, наоборот, она показывает аморальность общества, которое отказывается идти на контакт с бывшими заключёнными. Здесь художница вовлекает в действие незнакомых и, возможно, не желающих участвовать людей, но в данном случае это оправдано идеей. Девушка контактирует с окружающими в неагрессивной манере и вреда это никому не наносит.

Вандализмом акция становится тогда, когда ее участники начинают вредить людям или насильно втягивать их в действие. Именно это произошло на «Тараканьем суде», устроенном группой «Война» 12 июля 2010. Акционисты пришли в Таганский суд города Москвы, когда там оглашали приговор организаторам выставки «Запретное искусство — 2006», и выпустили около 3000 мадагаскарских тараканов, после чего были задержаны.

Во время действия участники выкрикивали: «Там наверху тараканы, потому что это тараканий суд… Это тараканы в голове!».[2] Насекомые стали символом несправедливого суда, потому что судьям мешают предрассудки. Цель данной акции — протест против конкретного приговора и несогласие с приговорами многих политзаключённых. Участники «Войны» после акции заявили: «…тараканы не покинут здание суда и не прекратят свои партизанские вылазки до тех пор, пока последний политзаключенный в России не будет отпущен из мест лишения свободы».[3]  Данное действие затронуло не желающих становиться его участниками людей.И именно из-за насильного вовлечения публики эта акция похожа на хулиганство, даже несмотря на её контекст.

Акции, как правило, затрагивают «больные» темы. А говоря о таковых, трудно кого-то не задеть и не оскорбить (но не невозможно). Вызывающий характер становится способом достучаться и привлечь наибольшее внимание. Никто не будет так бурно обсуждать что-то мирное и красивое, как безнравственное и провокационное. Поэтому акциям можно простить некоторые нарушения норм морали, но не всё.

 

​Цель искусства — эмоционально воздействовать на зрителя, и никто не говорил, что только положительно. Отвращение и непринятие —тоже эмоции. Но всё же искусство не должно разрушать уже существующие памятники культуры, не должно призывать к насилию и разжигать ненависть, не должно издеваться над чьими-то ценностями, а также оно не должно насильно втягивать в представление и тем более наносить физические увечья. Безусловно, стирание границ между произведением и действительностью — важная отличительна черта современного искусства, но всё же стоит оставлять зрителю выбор. Ведь искусство — дело добровольное.

[1]Художник-активист пригвоздил себя к брусчатке на Красной площади // russian.rt.com URL: https://russian.rt.com/inotv/2013-11-11/Hudozhnik-aktivist-prigvozdil-sebya-k-bruschatke (дата обращения: 23 марта 2019).

[2]АКЦИЯ «ТАРАКАНИЙ СУД»: ОФИЦИАЛЬНОЕ СООБЩЕНИЕ ОТ ГРУППЫ ВОЙНА // livejournal.com URL: https://wisegizmo.livejournal.com/34053.html (дата обращения: 23 марта 2019).

[3]АКЦИЯ «ТАРАКАНИЙ СУД»: ОФИЦИАЛЬНОЕ СООБЩЕНИЕ ОТ ГРУППЫ ВОЙНА // livejournal.com URL: https://wisegizmo.livejournal.com/34053.html (дата обращения: 23 марта 2019).


продюсер анна новикова

Меня зовут Анна Новикова. Я продюсер этого сайта и член редколлегии журнала "Художественная культура". Доктор культурологии, художественный критик, профессор факультета коммуникаций, медиа и дизайна НИУ Высшая школа экономики, академический руководитель магистерской программы "Трансмедийное производство в цифровых индустриях".

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *