Юрий БОГОМОЛОВ

ЗАМЕТКИ ГУМАНИТАРИЯ на полях общественно-политической жизни

Закончившийся показ восьмисерийного «Шторма» Бориса Хлебникова на интернет-платформе «Старт» стал своего рода подсветкой того, что происходило и происходит этой осенью в нашей сверхдержаве. Ничего нового вроде бы мы не узнали из сериала; просто получили возможность лишний раз заглянуть в бездну, на краю которой оказалась страна.

С волками жить…

Стартовал сериал аккуратно накануне выборов в столичную Думу. Выборная кампания, как мы все еще помним, выдалась скандальной: протесты, аресты, приговоры, новые протесты, новые аресты и новые приговоры…

И в сериале накануне выборов мэра случились аресты по случаю беды. С торжественным открытием дворца искусств для школьников под тяжестью обильно выпавшего снега обрушилась крыша; погибли взрослые и дети. У «беды» есть имена, фамилии и ответственные должности.

Вымышленный сюжет «Шторма» от недели к неделе двигался к развязке параллельно с действительностью и всю дорогу так или иначе аукался с ней.

Глава строительной компании «Мечта» гражданин Крюков воровал бюджетные деньги в промышленных масштабах, на толику из которых основал несколько благотворительных фондов, некоторое количество потратил на свою выборную кампанию в мэры. Из украденного на строительстве дворца для детишек несколько миллионов он готов пожертвовать родителям погубленных им детей. Что-то еще останется на подкуп нужных свидетелей и откаты важным чиновникам.

Да, он собирался стать главой города. И почему ему надо было отказать себе в такой прихоти, если прокуратура у него в одном кармане, судьи – в другом, а наверху надежные «завязки».

На экране все как в жизни: беззаконие для одних покоится на бесправии – других.  Образуется круговорот коррупции в природе, то есть в границах нашего отечества.

Разговор меж своими.

— Я же мент, а не бандит, — посетовал уволенный из органов.

— Да это одно и тоже, — парировал старший следователь антикоррупционного отдела СК РФ.

Что правда. Но не вся. Вся в том, что государевы люди и расхитители национальных ресурсов – одна банда. Граница между теми, кто совершают преступления, и теми, кто стремятся их наказать, размыта по обе стороны экрана. Примеры из жизни: дела журналиста Голунова и артиста Устинова.

В кино свои герои. Честный мент Серега Градов делится с телезрителями шокирующим откровением: «Государство спонсировало гибель наших людей».

Разговор меж своими. Еще один честный мент по пьяни:

— Директива сверху пришла, чтобы Крюкова не трогать. И мы такие сидим и не трогаем. Смотрим как овцы тупые, как он деньги ворованные на предвыборку тратит. Тебе, Серега, ход не дали, так и мне ходу не дают. А главное судьи все в отказ. А прокуратура вообще без разговоров, все берет и разворачивает на 365. И все…

Не все.

У мента Градова выбора нет. Ему нужен миллион евро на операцию смертельно любимой женщины. Серега бьется со сворой коррупционеров их же оружием: угрозы, шантаж, провокации, подкуп, избиения, убийства… С волками жить по-волчьи выть. Справедливость для него, как и для Данилы Багрова в свое время, вне закона. Поскольку она вне закона и в стране.

Тут вспомнился не только «Брат»; вспомнилась и «Долгая счастливая жизнь» того же Хлебникова, снятая шесть лет тому назад. Там в поле воином остался один – молодой фермер Александр Сергеевич (условно говоря, Пушкин).

Позволю себе процитировать свою старую публикацию о том фильме:

В фильме есть слегка замаскированная настоящая кульминация. Это когда Александр Сергеевич на своем микроавтобусе мчит из точки «А» в точку «Б», как в школьном задачнике. Скорость нарастает. Рев мотора, смешиваясь с шумом закипающей реки, набухает. И кажется, что машина вот-вот взлетит. Или взорвется. Лицо парня за рулем каменное. Закипающий бунт — внутри человека, в его душе, в его сердце, в его подкорке…

И в «Шторме» последние кадры: машина с Мариной и с Серегой за рулем набирает скорость. Марина пугается. Серега жмет на газ. «Ты же хотела умереть… Ну так, давай без боли, без страданий, вместе…». – «Я не хочу умирать», — молит Марина Анны Михалковой, приговоренная болезнью к смерти.

Сергей сбрасывает скорость. Машина удаляется, видимо, в сторону нового сезона «Шторма», где герою Александра Робака предстоит самое трудное и мучительное – склеить то, что в нем надорвалось здесь и сейчас. Артист сыграл с поразительной убедительностью трагедию цельного человека, ввергнутого в реальность, где ценностный мир пошел трещинами: от главы Левиафана до основания оснований – человечной человечности.

…А сегодняшнюю быстро текущую реальность продолжает штормить. С окончанием последней серии «Шторма» беда пришла в Красноярский край. Там прорвало несколько самодельных дамб. Погибли люди. И у этой беды есть фамилии и должности. Это начальник золотодобывающей компании. Он арестован и не признает свою вину. Арестован и «стрелочник», взявший ответственность за должностное преступление на себя.

Все как в вымышленном сюжете «Шторма». И только федеральная пропаганда продолжает любить Родину с плотно завязанными глазами и обливать Запад ушатами желчи и злобы.

Эфирная накладка по Фрейду

Горазды на метафоры не только художники, но и нечаянные случаи.

Давно ли, кажется, Борис Гребенщиков оскорбил своей песенкой о Вечернем М. всю нашу пропагандистскую рать от Соловьева до Норкина, как следом ее настигла новая звонкая насмешка-пощечина — «ПорноНоркин». Она тем более обидна, что совершенно непроизвольна. Как народное присловье.

Никто же не же не хотел подставить ведущего программы «Место встречи», где, как не устает напоминать сам ведущий, «все становится ясно». И все действительно стало ясно, когда телезрителям в городе Новомичуринске, что в Рязанской области, местный умелец нечаянно запустил в эфир вместо «Места» порнографическое видео.

Сам Норкин на следующий день немало обрадовался порнозамещению: как же, это такая реклама для его шоу. Тем более, что он и сам обожает делиться со зрителями скабрезными анекдотами. А теперь он и сам стал героем телеанекдота.

 

https://www.youtube.com/watch?v=D61W7VzOCus (с 3 мин)

 

А если без шуток, то стоит признать, что порнография это и есть самое верное и емкое определение сущности того, что несут в эфире и Норкин, и прочие бойцы видимого фронта.

 

 


продюсер анна новикова

Меня зовут Анна Новикова. Я продюсер этого сайта и член редколлегии журнала "Художественная культура". Доктор культурологии, художественный критик, профессор факультета коммуникаций, медиа и дизайна НИУ Высшая школа экономики, академический руководитель магистерской программы "Трансмедийное производство в цифровых индустриях".

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *