Екатерина САЛЬНИКОВА

Екатерина САЛЬНИКОВА

У капустников Государственного института искусствознания долгая история. Возможно, нам пора уже осознать, что она тоже является нашим достоянием, и попытаться ее описать – для чего, конечно же, потребуются архивные материалы. Пока же отмечу лишь то, что само удержалось в памяти или пришло в голову после позавчерашнего феерического спектакля. Потому что 31 января 2020 года в ГИИ прошел Вечер института, и капустник был убойным.

Драматургом, как всегда, явилась Татьяна Гнедовская (заведующий сектором современного искусства Запада), а режиссером – Вадим Щербаков (историк театра, главный редактор «Вопросов театра»). За роялем — музыковед Елена Савицкая. Описывать представление невозможно – непереводимо в несценический тип текста. Вернее, если всерьез проанализировать эту форму, то получится театроведческая статья. Пока же набросаю впечатления и размышления о брендовом художественном продукте ГИИ.

Парад очаровательных, при всей своей отрицательности, персонажей. «Грации» от МК (колоритное трио Т.Ю. Гнедовской, О.А. Пашиной, Е.А. Дудкиной). Нагрянувшие проверяльщицы были решены как хабалки рыночно-вокзального вида, так и не понявшие, куда они попали. Очень точно ухвачена проблема таких исполнителей от бюрократии – расхождение между уровнем полномочий и внутренней культурой плюс полное непонимание того, что не вся Россия – их сад, не всякий институт – их кухня.

Душка-министр — лаконичная и выразительная работа Дениса Вирена. Долгая примерка головного убора «в тему». Шапочка профессора – поздно. Наполеоновская шляпа – рано. Приходится облачаться как обычно – то есть в беспорядочно торчащие «лохмочки» шевелюры, видимо, заменяющие персонажу мозги. На самом деле этот парик отсылает и к цирковой или эстрадной клоунаде, а еще к фильму «Жмурики» Балабанова, где все претенденты на звание крутых новых русских были наделены такими «кустами» на голове. И обозначало это большой зазор между претензиями на демонизм и силу – при явной близости к амплуа простака, доведенного почти до абсурда. Здесь вырисовывается примерно тот же контраст – самоуверенность вкупе с полной беспомощностью.

Очень узнаваемый, в элегантном сиреневом шарфе, «покупатель» здания на Козицком (Андрей Галкин), уже простукивающий по хозяйски пол и ощупывающий оконные рамы.

Умилительный экс-премьер (Никита Бураков), которого проводили «улетать в заснеженный Плёс» ничуть не хуже, чем жарким летом 1980-го – олимпийского медвежонка из папье-маше.

Забавненький маньяк-доцент (Алексей Яковлев) с охапкой «расчлененки», перекочевавший в спектакль из нашей действительности, но, кажется, сначала попавший в нашу жизнь откуда-то из западного жанрового кино, благо образ маньяка там цветет многие десятилетия.

 

Множество амбивалентных персонажей – от скучающих в поисках прикольных тусовок и экстремального секса жен бизнесменов (красивейшие сотрудницы ГИИ — Наталия Саамишвили, Илона Лебедева, Дарья Воробьева, Ксения Орлова) до толпы народной (замечательно «по-кустодиевски» костюмированной и снабженной граблями ультрасовременного дизайна), солдат в мундирах, вызывающих ассоциации с картинками «про Бородинскую битву», но отсылающих, увы, к военно-историческому обществу, которое собиралось воцариться на месте упраздненного НИИ киноискусства. (В результате там поселился один из департаментов Минкульта — Агентство по управлению и использованию памятников истории и культуры).

Парадокс игровой стихии в том, что ей редко удается сделать кого-то из персонажей действительно отвратительным.

За тупостью и нахальством, дремучестью и патологией начинает проступать скромное обаяние иррациональной российской нации. Забубенность, отходчивость, патриархальные нравы… Покричали, погрозили, но не договорились, как все же изводить искусствоведов – и разбрелись или «пошли на повышение». А ученые остались…

Еще это немного похоже на сказочную ситуацию, когда доброго героя или героиню пробуют по-разному извести «вредители», дают невыполнимые задания, используют магические и бытовые средства. В общем, опять же, бюрократическая деятельность спонтанно подтверждает актуальность Проппа. «Морфология сказки» в спектакле, что интересно, очень близка к недавней реальности министерской проверки.

Прожив 2019 год в ГИИ, мы насмотрелись на истоки многих конфликтных ситуаций, известных из сказок (но рожденных в далекой реальности прошлого и пропущенных через воображение множества безымянных авторов). Мир движется и движется куда-то, но архетипического преодолеть не может.

Из всего действа с густой сетью интертекстуальности, от русских народных и до Бэтмена и Робина, от «Семнадцати мгновений весны» до климат-акционизма Греты Тунберг (на которую сделалась удивительно похожа Вера Толстая), и до недавних эстрадных хитов вырастает энциклопедия современного «глобализированного мира» – и современный театр, синтезирующий в себе сказку и пародию, вечный балаган и модную эстраду, документализм и абсурдизм, отвязное ёрничество и тонкий лиризм. И это всё о том, как государственная бюрократия борется с наукой собственной страны.

Остается надеяться, что ситуация нейтрализуется и ГИИ дадут жить дальше более спокойно. И мы даже поблагодарим чиновников как вдохновителей «высокого балагана», потому как тематика в капустниках отнюдь не всегда столь масштабна. Натиск внешнего мира и готовность к свободе самовыражения должны встретиться в идеальных пропорциях, чтобы получился такой спектакль, как в этот раз.

…Помню по маминым рассказам о капустниках позднесоветского периода. Большим успехом пользовалась тема всяческого зарубежья. Смеялись над чрезмерной активностью сотрудников по части зарубежных командировок и стажировок. И со сцены некие медиа объявляли о прибытии «китайского ученого» Ки Сунь Ко (киновед и публицист Василий Кисунько работал тогда в нашем институте и в реальности ездил на стажировку в Италию, что не очень корреспондировало с направленностью его профессиональной деятельности.)

Смеялись в любые годы над своими иногдашними нерадивостью и ленью. На фотографии времен «старого капустника» виден плакат:

Надежду на тридцать листов

В корзину бросай, не жалея.

Ведь книга должна быть такой,

Чтоб долго не мучиться с нею.

К слову, многие книги ГИИ сильно превышают 30 авторских листов. Еще в прошлом году не забыли посмеяться над «искусством кройки и шитья», то есть над многократным перекраиванием старых текстов (поясняю для тех, кто не смотрит на мир изнутри гуманитарной науки) и над «цветом интернета – синим», то есть над неадекватным использованием интернет-ресурсов.

…В перестройку, эпоху общественного слома, на несколько лет капустники сами собой отменились – все жили бурной жизнью большого мира, на своем гуманитарном микрокосме зацикливаться не хотелось. Но по мере затихания общественного бурления и понимания того, что все главные трансформации в обществе уже произошли, — капустники возобновились. Мы снова стали интересны сами себе.

Шутили над собой и над теми своими «мнимыми проколами», которые на самом деле обозначали проблемы нашего общества – к примеру, слишком сильную зависимость от авторитетных имен и потребность ограждаться от покушений на ГИИ с помощью добавления какого-нибудь великого имени в название института. Пели песенку о том, как бы стать институтом имени Трубаря (гибрид Грабаря и Трубочкина, который тогда возглавлял ГИИ.)

Всегда капустники проходили и проходят с участием членов дирекции – ученого секретаря института Ольги Алексеевны Пашиной, замдиректора Елены Ивановны Струтинской, замдиректора Галимы Ураловны Лукиной. Это тоже принципиальный элемент капустной философии и эстетики. Тот, кто дотошен и суров в повседневной жизни ГИИ, от чьих строгости и педантичности зависит процесс работы всего института, — должны иметь свой карнавал, свой день безудержного, неистового выхода за рамки официального стиля, серьезности, эмоциональной сдержанности. Одним словом, по Бахтину – праздничное опрокидывание всех иерархий, разрушение жанрово-стилистических границ, очищение и обновление духа. Иначе невозможно начинать новый год и сидеть круглосуточно в кабинетах, заниматься отчетностью и планированием, бороться всерьез то с одними бедами, то с другими

Как мне кажется сегодня, сначала «новые капустники» имели много общего с ревю. Акцент делался на отдельные номера, связи между которыми могли быть довольно условными. От года к году сюжеты капустников, драматургом которых выступала и выступает Татьяна Гнедовская, становились все более целостными и изощренными. А жанровый диапазон – все более обширным и свободным. Были заходы в научную-фантастику с авантюрным сюжетом о поиске инопланетянина с пятым айфоном (то бишь засланного из МК менеджера, ничего не смыслящего в науке). Для тех, кто живет на зарплаты гуманитарной сферы, айфон в 2012-2013 был фантастической роскошью. Разыгрывались и сюжеты в духе альтернативной истории с элементами антиутопии.

Две основные линии в капустниках постоянно сосуществовали:

— ирония над собой, над парадоксами сферы науки и искусства

— ирония над внешним миром, обществом, официальными вышестоящими инстанциями, которые то и дело выступают против ГИИ, против науки и, в конечном счете, человека.

Ярче оказывалась то первая линия, то вторая. Но в какой-то степени они всегда находились во взаимодействии. (Кстати, надо бы выяснить у классиков «капустного движения», были ли хоть какие-то крупицы иронии, какие-то намеки на критику в отношении каких-либо высоких инстанций в советские годы).

И вот наконец в этом году – после попыток снять директора и приступить к аннигиляции ГИИ в конце 2019 года – родился спектакль, где первая тема полностью отсутствовала (по мнению некоторых, кое-что от самоиронии все же было – но, скажу честно, не прочитывалось, тонуло в массиве других мотивов). Проблемы внешнего мира вытесняли иронию ученых над собой. А линия критического осмысления агрессии МК на мир науки развернулась вовсю. В жанре, который можно обозначить как «сатирические хроники». Это не просто корпоративная развлекуха. Это политический театр. Его почти не было у нас в обычном профессиональном театре после революционного периода, по понятным причинам. Политический театр эпохи перестройки, кстати, мне представляется краткосрочным, по большей части неудачным и спущенным сверху.

Сегодня в ГИИ – настоящий, родившийся изнутри научной сферы, талантливый политический театр. Каковы его перспективы, видимо, будет зависеть от нового министра культуры, от готовности государства всерьез признавать право на существование организаций, не приносящих прямого и сиюминутного финансового дохода или символического капитала для самих чиновников. Посмотрим, о чем будет следующий капустник. Возможно, потом когда-нибудь напишут книгу «Капустник в контексте: исторические предпосылки и художественные традиции».

 

Рубрики: События

продюсер анна новикова

Меня зовут Анна Новикова. Я продюсер этого сайта и член редколлегии журнала "Художественная культура". Доктор культурологии, художественный критик, профессор факультета коммуникаций, медиа и дизайна НИУ Высшая школа экономики, академический руководитель магистерской программы "Трансмедийное производство в цифровых индустриях".

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *